Всё в нас

Центр развития возможностей человека

Притчи

  • Некий суфийский мастер однажды объявил, что он возрождает церемонию дароподношений, согласно которой раз в году приносятся дары к гробнице одного из прославленных учителей. Люди всех сословий пришли из отдалённых мест, чтобы отдать свои подношения и услышать, если возможно, что-нибудь из учения мастера. Суфий приказал, чтобы дары были сложены на полу в центре зала для приёмов, а все жертвующие расположились по кругу. Затем он встал в центре круга. Он поднимал дары один за другим. Те, на которых было написано имя, он возвращал владельцу. — Оставшиеся — приняты, — сказал он. — Вы все пришли, чтобы получить урок. Вот он. Вы имеете теперь возможность понять разницу между низшим поведением и высшим. Низшее поведение — это то, которому учат детей, и оно является важной частью их подготовки. Оно заключается в получении удовольствия от того, чтобы давать и принимать. Но высшее поведение — давать, не привязываясь словами или мыслями ни к какой плате за это. Итак, поднимайтесь к такому поведению, от меньшего к большему. Тот, кто продолжает довольствоваться меньшим, не поднимется. Нельзя также получать плату удовлетворением на более низком уровне. Это — смысл учения сдержанности. Отделитесь от удовольствий низшего рода, таких, как думать, что вы сделали что-то хорошее, и осознайте высокое достижение — делать нечто действительно полезное. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Царю Хосрову был задан вопрос: — Кому из людей ты пожелал бы в первую очередь поумнеть? Он ответил: — Моим врагам. Замечено, что умные, замыслив злое, очень редко выступают в поход. Глупых же ничто не останавливает от безрассудных поступков. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Жил-был принц, унаследовавший трон, и было решено, что пришло время коронации. Когда при дворе встал вопрос о дате коронации, вперёд выступили астрологи, и сказали: — Дата должна быть назначена только после того, как гороскоп события будет составлен, иначе ваше правление может быть несчастным. — Разумно, — сказал принц. Но тут появился суфий, который сказал: — Ваше Высочество! Согласно этой доктрине, прежде следует составить гороскоп момента, в который будет составлен гороскоп коронации, иначе астрологи могут совершить свою работу в неподходящий момент. — Это правда? — спросил принц у астрологов. — Да, такое может случиться, — отвечали те. — Но, — продолжал суфий, — как насчёт гороскопа о гороскопе гороскопа коронации? Как его составить? На этот вопрос уже никто не смог ответить, и, наконец, после долгих пререканий астрологи решили скорректировать свои правила, и принц взошёл на трон без гороскопа. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Одного суфия попросили рассказать сказку о работе учителя и природе ученика, и он рассказал такую: В стародавние времена жил-был человек, обладавший сокровищем и желавший защитить его от грабителя с тем, чтобы разделить его с достойными людьми. Грабитель был силён, хитёр и жесток, а у щедрого человека не было ничего, кроме волшебной говорящей горбушки. И вот, когда грабитель распахнул дверь и проник в дом, он увидел на маленьком столике горбушку хлеба. — Достойный друг! — заговорила горбушка, — скажи, в чём твоё призвание, в чём твоё намеренье и какова твоя цель? Грабитель, несмотря на то, что он был жаден и неотёсан, был к тому же весьма любопытен (как большинство из нас), и он был весьма удивлён видом говорящего хлеба. — Как ты научилась говорить, и что ты можешь сказать мне? — спросил он. — Я могу говорить, потому что нахожусь в этом доме, магическом доме, и если ты войдёшь в него ты тоже обретёшь магические способности. — Именно за этим я и пришёл сюда! — обрадовался разбойник. — Но прежде чем ты войдёшь, о, добрый друг, знай, что тебе придётся пройти через то, через что прошла и я, а это не просто. — Через что же такое ты прошла, несчастная горбушка, чего не могу одолеть я, опытный разбойник? — Я не говорю, что ты не можешь, но позволь я расскажу, так чтобы ты смог выбирать. В начале я была злаком и росла в поле. Затем часть меня отсохла, как бы отмерла и отпала. Она упала в холодную землю, где лежала долгие месяцы, пока не проклюнулась. Затем её поливали водой, пока она не выросла, и потом я почувствовала, что меня отрезали и били, пока не отделили внутреннюю часть от внешней. Её высушили и размололи в порошок, смешав с остальными ингредиентами, потом растворили в воде, и сунули в печь. И это была уже я, говорящая горбушка! Когда горбушка закончила говорить, разбойника уже не было, он сбежал. В заключение суфий сказал: — Жадность грабителя — это желание ученика, перед тем как он поймёт, что это сокровище не для того, чтобы его украсть, но для того чтобы служить ему. Выпечка хлеба — это процесс познания. Но большинство учеников не настоящие Искатели, так как они бегут от Истины, воображая, что её нет в учении. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Жил однажды мудрый дервиш. Он составил философский труд и посвятил его султану. Вскоре, однако, он заметил, что его покровитель в философии ничего не смыслит, и посвятил труд другому. Когда султан об этом узнал, он очень рассердился, позвал дервиша и предложил ему разрешить трудный вопрос: — Если девушка выходит замуж по собственной воле, можно ли отдать её в жены другому в том случае, если первый муж не умер и не развёлся с ней? Дервиш ответил: — Можно, если её первый муж импотент. Султану стало совестно, и он ещё сильнее рассердился. Он собрал своих придворных учёных, пожаловался на дерзость дервиша и попросил их его изгнать. Собравшиеся ученые тотчас же согласились на это, сказав, что они с согласия султана готовы прогнать сотню таких нищих. Дервиша пригласили к учёным. Но когда он появился, никто из них не решился открыть рот. Дервиш, смеясь, рассказал известную притчу о мышах, решивших повесить кошке на шею колокольчик. Султан милостиво отпустил его. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • В дом ювелира постучался сосед. — Вали! Одолжи мне свои весы до утра, — попросил его старик. — Здравствуй, почтеннейший! Что ответить тебе? Нет у меня сита. — Не сито я прошу, уважаемый Вали. Дай мне весы, — вежливо повторил сосед. — Да и метёлки нет у меня, — ответил ювелир. — Ты смеёшься надо мной, что ли? — рассердился старик. — Мне не нужны ни метёлка, ни сито. Я прошу у тебя только весы! — Успокойся, сосед. Я же знаю — ты стар и не сумеешь взвесить свой золотой песок, не рассыпав его.... ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Жила-была женщина. Прослышала она о небесном плоде и возжелала его. Она спросила некоего дервиша, назовем его Сабур: — Как мне найти этот плод, чтобы достичь прямого знания? — Лучшим советом тебе был бы такой — учись у меня, — сказал дервиш. — В ином случае тебе придётся со всей решимостью странствовать по миру, временами без всякого отдыха. Она ушла от него и нашла другого, Арифа-мудрого, а затем нашла Хакима-мудреца, затем — Маджуда-безумного, затем — Алима-учёного и много, много других... Тридцать лет провела она в поисках, пока, наконец, не пришла в сад. Там стояло Древо Небес, и на его ветке висел яркий Небесный Плод. Около Древа стоял Сабур, первый дервиш. — Почему же вы не сказали мне, когда мы встретились впервые, что вы — Хранитель Небесного Плода? — спросила она его. — Да ведь тогда ты мне не поверила бы. Кроме того, дерево приносит Плод только один раз в тридцать лет и тридцать дней. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Жил когда-то в Багдаде богатый купец. Дом его был надёжен, он владел большими и малыми поместьями, корабли его с ценными товарами ходили в Индию. Унаследованные от отца богатства он приумножил своими усилиями, приложенными в должном месте в благоприятное время, а также благодаря мудрым советам и руководству Западного Царя, как называли в то время султана Кордовы. Но вдруг счастье изменило ему. Дома и земли были захвачены жестоким правителем, корабли, застигнутые тайфуном, затонули, на его семью обрушились несчастья. Даже близкие друзья, казалось, перестали понимать купца, несмотря на то, что их общим стремлением были совершенные социальные отношения. И тогда купец решил отправиться в Испанию, чтобы просить помощи у своего прежнего покровителя. Путь его пролегал через западную пустыню. Бедствия подстерегали его в дороге одно за другим. Осёл его издох, сам он был схвачен разбойниками и продан в рабство. С большим трудом удалось купцу вырваться на свободу. Обожжённое солнцем лицо беглеца напоминало выдубленную кожу. Грубые жители деревень, через которые он проходил, гнали его прочь от своих дверей. И только бродячие дервиши делились с ним скудной пищей и давали тряпьё, чтобы прикрыть наготу. Иногда ему удавалось добыть немного свежей воды, но чаще приходилось довольствоваться солоноватой, мало пригодной для питья. Наконец он достиг дворца Западного Царя. Но и здесь его ждали неудачи. Стража пинками отгоняла от ворот оборванца, придворные не захотели с ним разговаривать. Пришлось бедняге наняться на какую-то грязную работу во дворце. Скопив немного денег, он купил себе приличную одежду, явился к главному церемониймейстеру и попросил допустить его к царю. Когда-то купец был близок к монарху, пользовался его благосклонностью, и об этом счастливом времени у него сохранились самые живые воспоминания. Но так как нищета и унижения наложили свой отпечаток на манеры купца, церемониймейстеру стало ясно, что никак нельзя ввести этого человека в высокое присутствие, пока он не получит нескольких необходимых уроков светского обхождения и не научится владеть собой. Наконец, уже спустя три года с тех пор, как он покинул Багдад, купец вошёл в тронный зал султана Кордовы. Царь сразу его узнал, усадил на почётное место рядом с собой и попросил его рассказать о своей жизни. — Ваше Величество, — сказал купец, — в последние годы судьба была ко мне крайне жестока. Я лишился имущества, был изгнан из наследственных владений, потерял свои корабли и был окончательно разорён. Три года я пробивался к вам. В течение этого времени я переносил все невзгоды, какие только могут выпасть на долю человека: умирал от голода и жажды в пустыне, страдал от одиночества, был в плену у разбойников, жил среди людей, языка которых не понимал. Теперь я перед Вами и отдаюсь на волю Вашей царской милости. Когда купец умолк, царь обернулся к церемониймейстеру: — Дай ему сто овец и назначь придворным пастухом. Пусть он пасёт их вон на том холме, и да сопутствует ему в этом удача. Купец был слегка разочарован тем, что щедрость монарха оказалась меньшей, чем он надеялся, но, не подав виду, поблагодарил султана в соответствии с этикетом и удалился. Когда он привёл стадо на бедное пастбище, которое указал царь, овцы заболели чумой, и все до одной полегли. Неудачливый пастух возвратился во дворец. — Ну как твои овцы? — спросил царь. — Как только я привёл их на пастбище, всё стадо погибло. Царь подозвал церемониймейстера и сказал: — Дай этому человеку пятьдесят овец, и пусть он заботится о них, пока не получит следующего распоряжения! Испытывающий горечь и стыд пастух погнал своё новое стадо на пастбище. Животные начали мирно щипать траву, как вдруг из леса выскочили волки. Испуганное стадо бросилось к крутому обрыву и погибло в пропасти. В великой печали купец пришёл к царю и поведал ему ещё об одной неудаче. — Ну что ж, — сказал царь, — теперь возьми двадцать пять овец. Потеряв всякую надежду, в отчаянии, что всё у него идёт из рук вон плохо, купец снова привёл стадо на пастбище. Вскоре каждая овца принесла по два ягнёнка, потом ещё по два, и стадо его стало увеличиваться. Последний приплод был особенно удачным, ягнята родились крупными, с красивой шерстью и вкусным мясом. Купец понял, что ему выгодно продавать часть своих овец и покупать по низкой цене маленьких и худосочных; он их выкармливал, пока они не становились сильными и здоровыми, как овцы его стада. Через три года он возвратился ко двору в богатой одежде, чтобы рассказать о своих успехах. Его тут же провели к царю. — Тебе удалось стать хорошим пастырем? — спросил царь. — В самом деле, Ваше Величество, каким-то непостижимым образом ко мне вернулась удача. Я смело могу сказать, что теперь мои дела идут благополучно, хотя особой любви к занятию пастуха я всё ещё не испытываю. — Отлично, — сказал царь, — а теперь прими от нас в дар королевство Севилью. Пусть все знают: отныне ты — король Севильи. И с этими словами монарх коснулся его плеча своим жезлом. Не сдержавшись, купец в изумлении воскликнул: — Но почему вы не сделали меня царём сразу, когда я пришёл к вам? Неужели вы испытывали моё терпение, и так уже достаточно испытанное судьбой? Царь засмеялся: — Дозволь сказать тебе, что, если бы ты получил трон Севильи в тот день, когда повёл на холм сто овец, от этого царства не осталось бы камня на камне. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Один скряга в своих странствиях повстречал суфия, и пошли они вместе. Чтобы скоротать путь-дорогу, скряга разговорился. Он рассказывал суфию, как зарабатывает деньги торговлей, как бережёт каждую мелкую монету, какие несметные богатства он скопил за прожитую жизнь и как терпеть не может родичей, завидующих его достатку. — Только подумай: ведь они все лентяи! — взволнованно говорил скряга. — Нищие голодранцы! А меня за бережливость прозвали скопидомом! — Они не правы, — серьёзно ответил суфий, — более щедрого человека я не встречал в своей жизни! — Правда? — удивлённо и недоверчиво спросил скряга. — Правда. Ведь ты только мнишь себя бережливым. На самом деле щедрость твоя безгранична. Ибо близится день, когда ты раздашь всё своё богатство наследникам: и тем, которых любишь, и даже тем, которых терпеть не можешь. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Жил да был честный человек, который никогда за всю свою жизнь не искал превосходства над другими. Он был добр и трудолюбив, но никак не мог добиться успеха в жизни. Дело было в том, что этого человека, назовем его Простаком, постоянно предавали и использовали в своих интересах все, кто только мог это сделать. Но его это ничуть не беспокоило, и он полагал — и вполне справедливо, — что мерзости со стороны других людей не в силах поколебать его целеустремлённость. Простак был милостив и щедр, а ещё он был добр настолько, насколько позволяли ему его способности, а когда они не позволяли, он был справедлив. И всё же его не покидало беспокойство, и однажды он появился на пороге дома Суфия и спросил его, что делать. Суфий отвечал: — Брат, честность, трудолюбие, доброта: все эти качества чрезвычайно важны для людей, если, конечно, они достигнуты. Ты должен быть уверен, что ты действительно честен и что ты не подменяешь щедрость алчностью своего упорства придерживаться собственного мнения о том, что ты делаешь. Затем Суфий предложил ему способ самонаблюдения и исправления, но Простак не желал слушать, как его честность называют упорством, и подумал, что даже Суфии иногда ошибаются. Однако он решил предпринять путешествие и спросить у великого святого Муссы аль-Касыма совета, как ему изменить свою судьбу и что предпринять для духовного развития. И он вышел на дорогу. Вскоре этот добрый человек, пересекая пустыню, повстречал устрашающего тигра. Грозное животное каталось по пыли, и как только Простак поравнялся с ним, спросило: — Куда ты, сын человеческий? — Прочь от неудач своего прошлого и настоящего, к своему сомнительному будущему. Я разыскиваю великого святого, Муссу аль-Касыма, чтобы умолять его дать мне совет, как поступать дальше. — Я тигр, Шер — моё имя, — произнёс зверь. — Прошу тебя, когда встретишь святого, попроси его помочь мне. Я достоин жалости, ибо я чем-то не похож на своих сородичей. Во мне что-то не так, и я нуждаюсь в совете тех, кто понимает. — С радостью и удовольствием, — сказал Простак и продолжил путь. По прошествии должного времени он пришёл на берег реки и увидел огромную рыбу, хватающую воздух ртом, который был наполовину скрыт в воде. Рыба заговорила: — Куда ты, сын человеческий? Простак рассказал ей всё, что происходило с ним. — Я рыба, и зовут меня Махи. Что-то не так со мной. Почему-то я не могу плавать в воде, и я чувствую, что мне нужна помощь. Пожалуйста, когда ты увидишь святого, попроси его послать мне помощь. Простак пообещал и ей, и пошёл своей дорогой. После долгих странствий пилигрим встретил троих человек, которые неутомимо копались в клочке песчаной земли. Простак остановился и поинтересовался, зачем они трудятся на такой безнадёжной почве. — Мы три сына одного хорошего человека, и да будет тебе известно, что наш отец недавно умер, — сказали они ему. — Наш отец оставил нам в наследство эту землю и завещал нам вскапывать её, что мы и делаем. Однако сдаётся, что она так бедна, что на ней не скоро что-нибудь появится. Они расспросили Простака о его жизни и, узнав, что он идёт к святому, попросили разузнать его, в чем был смысл завещания их отца. Простак с радостью согласился и пошёл себе дальше. Вскоре он нашёл учителя, скромно сидевшего в окружении нескольких учеников. Святой сказал: «Говори», — и Простак рассказал свою историю: — Я такой-то и такой-то, пришёл просить твоей помощи, но прежде я должен исполнить то, что мне поручено, господин, тремя людьми, рыбой и тигром, которых я повстречал по пути и которые, возможно, заслуживают вашей доброты. Когда его попросили продолжить, он рассказал о трудностях людей, рыбы и тигра. — Теперь, ваше Присутствие, позвольте мне изложить свои скромные проблемы. Но Мусса аль-Касым прервал его: — Брат мой! Ответ на твои трудности содержится в том, что я посоветовал тем, кого ты встречал на пути. И Простак, выслушав, поспешил обратно, дивясь, как понять слова мудреца и решить свои проблемы. В таких думах он пришёл к троим братьям, всё ещё работавшим на бесплодной земле. Он сказал им: — Я был у святого, и передаю вам его совет: «Пусть трое людей копают в самом центре поля, и они найдут там сокровище. В этом смысл завещания их отца». Простак помог братьям, и вскоре они отрыли несметные сокровища, и вдобавок там были удивительные инструменты, которые позволяли достичь того, что люди обычно называют чудесами, использовать ли их для служения людям, или как-то иначе. Братья предложили Простаку его долю чудесных инструментов и сокровищ, но он отказался: — Добрые друзья, я всего лишь выполнял свой долг! Всё это принадлежит вам, и я не имею на это никаких прав. Пребудьте в мире! — и с этими словами он удалился. Вскоре он дошёл до рыбы, которая спросила, не принес ли он ей исцеленья. — О рыба! Знай, что великий святой благодаря своей восприимчивости сумел облегчить долю трёх бедных братьев, указав им на сокровище. Его совет тебе звучал так: «Пусть кто-нибудь ударит по левой стороне рыбьей головы, и она обретёт способность плавать и играть в воде, как и все рыбы». Рыба попросила Простака сделать это, и он взял свой посох и ударил рыбу туда, куда указал мудрец. Лишь только он сделал так, рыба обрела способность плавать и выпрыгивать из воды и играть как все рыбы. Она подплыла к Простаку и глубоко поблагодарила его. Но Простак сказал рыбе: — Махи, когда я ударил тебя по голове, из твоей жабры выпал камень, который мешал тебе плавать и нарушал твой баланс. — Да, да! — сказала Махи, — но теперь это не важно. Главное, что я здорова и свободна! — Да, но... этот камень — бриллиант чистейшей воды, величиной с тыкву. Вот он лежит на берегу, и если ты не заберёшь его, кто-то наверняка его утащит. — Что мне, рыбе, пользы от бриллиантов? — сказала рыба и уплыла в глубь, благодаря своего благодетеля. — Сестра моя! Ты будешь обокрадена, если этот камень останется здесь, — и он зашвырнул его вслед рыбе, скрывшейся в глубине. Наконец Простак пришёл на то место, где сидел несчастный тигр. Он пересказал свои приключения и тигр спросил, что предназначалось для него. — Святой сказал: «Твоё положение можно поправить, только если ты съешь какого-нибудь идиота. Как только ты сделаешь это, у тебя не будет больше проблем. — Как, впрочем, и у тебя, — зарычал тигр, прыгая на Простака. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
1 2 3 4 24