Всё в нас

Центр развития возможностей человека

Притчи

  • Один факир из Индии спросил суфия, не сообщит ли он ему Величайшее Имя: Сотое Имя Аллаха. Те, кто знает его, могут совершать чудеса, изменяя ход жизни и истории. Никто не может знать его, пока не достоин. Суфий сказал: — В соответствии с традицией, я должен сначала подвергнуть тебя испытанию, которое покажет твои возможности. Ты пойдёшь к воротам города и пробудешь там до вечера, а затем вернёшься и опишешь то, что увидишь. Факир с воодушевлением сделал так, как было сказано. Когда наступил вечер, он вернулся и сообщил мудрецу следующее: — Как мне было сказано, я занял место у городских ворот в состоянии бдительности. Случай, который произвел на меня самое сильное впечатление в течение дня, связан с одним стариком. Он хотел войти в наш город с огромной вязанкой дров на спине. Стражник настаивал на том, чтобы он заплатил налог на свой товар. Старик, не имея денег, просил разрешения сначала продать дрова. Увидев, что старик одинок и беззащитен, стражник заставил его бросить дрова, которые забрал себе, а старика прогнал жестокими ударами. Суфий спросил: — Что ты чувствовал, когда наблюдал это? Факир ответил: — Я ещё сильнее желал узнать Величайшее Имя. Если бы я знал его, обстоятельства для этого несчастного и невинного дровосека сложились бы иначе. Суфий сказал: — О, человек, рождённый достичь блаженства! Я сам узнал Сотое Имя от моего Мастера, после того, как он проверил мою решимость и выяснил, кто я: импульсивная, эмоциональная натура или слуга человека; а затем он провёл меня через ситуации, которые позволили мне увидеть мои собственные мысли и поведение. Сотое Имя предназначено для служения всему человечеству, во все времена. Мой Мастер — не кто иной, как тот дровосек, которого ты видел сегодня у городских ворот. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Дервишу, который учился у ног великого суфийского учителя, было сказано, чтобы он усовершенствовал своё знание в упражнениях по чувствительности. Затем он должен был вернуться к своему Мастеру для дальнейших инструкций. Он удалился в лес и стал концентрироваться на внутреннем созерцании с огромной силой и прилежанием до тех пор, пока почти ничего уже не могло побеспокоить его. Однако, он недостаточно хорошо концентрировался на необходимости в равной степени удерживать все объекты в своём сердце, и его жажда добиться успеха в своем упражнении оказалась несколько сильнее, чем его решение вернуться в ту школу, из которой он был послан медитировать. И так оказалось, что однажды, когда он концентрировался на своём внутреннем «Я», слабый звук достиг его слуха. Раздражённый этим, дервиш взглянул вверх на ветку дерева, с которой, казалось, доносился звук, и увидел птичку. В голове у него пронеслась мысль, что такая птичка не имеет права мешать упражнениям столь преданного своему делу человека. Как только он осознал эту мысль, птичка упала к его ногам мёртвой. Здесь следует сказать, что дервиш не был настолько далеко продвинувшимся на суфийском пути, чтобы понимать, что по всему этому пути есть испытания. Всё, что он мог увидеть в тот момент, так это то, что он достиг такой силы, которой никогда не имел ранее. Он смог убить живую тварь или, может быть, даже она была убита какой-нибудь другой силой, находящейся вне его, за то, что она помешала его самоуглублению! «Должно быть, я действительно великий суфий», — подумал дервиш. Он поднялся и пошёл к ближайшему городу. Добравшись туда, он нашёл хорошенький домик и решил попросить там чего-нибудь поесть. Когда на его стук какая-то женщина открыла дверь, дервиш сказал: — Женщина, принеси мне пищи, потому что я продвинувшийся дервиш, а в том, чтобы накормить того, кто находится на пути, есть заслуга. — Так быстро, как только смогу, почтенный дервиш, — ответила дама и исчезла внутри. Но прошло довольно долгое время, а женщина всё не возвращалась. С каждой проходящей минутой дервиш становился всё более и более нетерпеливым. Когда женщина вернулась, он сказал ей: — Считай себя счастливой, что я не направил на тебя ярость дервиша, потому что разве не каждый знает, что несчастье может прийти из-за непослушания избранному. — Несчастье действительно может прийти, если не способен воспрепятствовать ему через свой собственный опыт, — сказала женщина. — Как ты смеешь отвечать мне подобным образом? — закричал дервиш. — И что ты хочешь этим сказать? — Я только хочу сказать, — сказала женщина, — что я не птичка на лесной опушке. При этих словах дервиш остолбенел. — Мой гнев не причиняет тебе вреда, и ты даже можешь читать мои мысли, — пробормотал он. И он попросил женщину стать его учителем. — Если ты не послушал своего собственного, первоначального учителя, то ты у меня тоже потерпишь неудачу, — сказала женщина. — Ну, по крайней мере, скажи мне, каким образом ты достигла более высокого уровня понимания, чем я? — спросил дервиш. — Слушаясь моего учителя. Он говорил мне, чтобы я внимательно относилась к его лекциям и его упражнениям, когда он вызывал меня. Во всякое остальное время я должна была рассматривать свои мирские задачи как упражнения. Таким образом, хотя я не слышала о нём по многу лет, моя внутренняя жизнь постоянно расширялась, давая мне такие силы, которые ты видел, и много других. Дервиш вернулся в теккию (учебный центр суфиев) к своему учителю, чтобы тот руководил им дальше. Мастер отказался обсуждать с ним что-либо, но просто сказал, когда тот появился: — Иди и служи под руководством такого-то мусорщика, который чистит улицы в таком-то и таком-то городе. Поскольку дервиш рассматривал своего учителя как стоящего очень высоко, он отправился в этот город. Но когда он прибыл на место, где работал мусорщик, и увидел, как тот стоит там покрытый грязью, он не захотел приблизиться к нему и не мог даже вообразить себя его слугой. Пока он стоял там в нерешительности, мусорщик сказал, обратившись к нему по имени: — Ладжавард, какую птичку ты убьешь сегодня? Ладжавард, какая женщина может прочесть твои мысли сегодня? Ладжавард, какую неприятную обязанность возложит на тебя твой учитель завтра? Ладжавард спросил его: — Как ты можешь читать у меня в уме? Как может мусорщик делать такие вещи, на которые не способен благочестивый отшельник? Мусорщик сказал: — Некоторые благочестивые отшельники могут делать эти вещи, но они не делают их для тебя, потому что у них есть другие дела. Для тебя я выгляжу как мусорщик, потому что это моё занятие. Поскольку тебе не понравилась работа, тебе не понравился и человек. Поскольку ты воображаешь, что святость состоит в омовениях, поклонах и медитации, ты никогда не достигнешь её. Я достиг тех способностей, которые имею сейчас, потому что я никогда не думал о святости — я думал о долге. Когда люди учат тебя долгу перед твоим Мастером или долгу перед чем-нибудь святым, они учат тебя долгу, дурак! Всё, что ты можешь видеть, так это «долг перед человеком» или «долг перед храмом». Поскольку ты не можешь сконцентрироваться на долге, то ты всё равно что уже потерян. И Ладжавард, когда он смог забыть то, что он был слугой мусорщика, и понял, что быть слугой это долг, стал человеком, которого мы знаем: Просветленный, Чудотворец, Шейх Абдурразад Ладжаварди из Бадахшана. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Рассказывают, что один человек пришел к хакиму Омару Хайяму и сказал: — Мое самое заветное желание — чтобы вы приняли меня для обучения и укрепили во мне истины, которым я научился у моих прежних учителей и которые, фактически, привели меня к вам. Хаким подвёл этого человека к месту, где крутилось водяное колесо. Он взял кусок дерева, заклинил колесо, и оно остановилось. Тогда он сказал: — Этот кусок дерева символизирует ваших прежних учителей. Дерево можно соединить с водяным колесом, чтобы временно остановить его, например, в случае, когда необходим ремонт. Для колеса стук в момент вхождения клина может быть выдающимся переживанием. Оно может получить вкус к состоянию неподвижности, когда вода бежит мимо него, вместо того, чтобы самому быть в движении. Теперь колесо, сознавая, что отзвук от удара затих, может искать подобного переживания. Но можем ли мы согласиться, что то, в чём колесо нуждается — это ещё один брусок дерева? Только наблюдатель, дорогой спутник, может видеть картину в целом. Сама картина может воображать всё, что угодно. Воображение не является видением. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Человек захотел продать грубый ковёр, и стал предлагать его прямо на улице. Первый же прохожий сказал: — Это грубый ковёр, притом очень изношенный. И дёшево купил его. Затем покупатель сам выставил этот ковёр на продажу и сказал одному прохожему: — Вот ковёр, мягкий как шёлк, во всём свете нет равного ему. Проходивший мимо суфий был свидетелем купли и попытки продажи одного и того же ковра под двумя разными описаниями. Суфий сказал продавцу: — Послушай, продавец ковров, помести меня в свой волшебный ящик, способный превратить грубый ковёр в изящный, а также, быть может, ничто — в драгоценный камень! ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Разговорились как-то воробей и курица. Воробей сидел на каменной ограде, а курица прохаживалась внизу. — Послушай, тебе не надоело всё ходить и клевать? — спросил воробей. — Ведь ты летать разучилась. — Неправда! — обиделась курица. Она изо всех сил замахала крыльями и взгромоздилась на ограду. — А вот скажи: не надоело тебе всё летать и прыгать? Живи в курятнике. Хозяйка будет подсыпать зерно в твою кормушку — клюй, не зная забот. Тут подул сильный ветер. Курица, как ни держалась за ограду, всё-таки слетела вниз. А воробей расправил крылышки, полетал вокруг, да и снова сел на ограду. — Теперь видишь, — сказал он, — ты большая и сильная, но надеешься в жизни только на кормушку. Вот и в полёте ты хотела опереться на каменную стену, а я опираюсь только на свои крылья и в жизни сам себе опора. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Жил некий сумасшедший, не желавший принимать участие в общих молитвах. В одну из пятниц, с большим трудом, люди всё же уговорили его присутствовать. Но как только ведущий собрание начал читать молитву, сумасшедший стал издавать ослиные крики. Остальные, решив, что он просто поддался приступу умопомешательства и, в то же время желая помочь ему, обратились к нему: — Разве в тебе не осталось никакого понятия о Боге, если ты можешь издавать подобные звериные звуки, находясь в собрании верующих? Но сумасшедший ответил: — Я только делал то, что и ведущий. Когда он начал петь, он покупал осла, я и заорал как осёл! Когда это странное замечание пересказали ведущему, тот признался: — Когда я произносил: «Бог превыше всего», я на самом деле думал о своём хозяйстве. А когда я дошёл до фразы: «Слава Господу», я подумал, что мне следовало бы купить осла. Именно в этот миг я услышал чьи-то вопли. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Один царь пригласил во дворец суфийского дервиша и сказал ему: — От начала времён человеческих и по сей день дервишский путь, передаваемый из поколения в поколение непрерывно сменяющими друг друга Мастерами, служит вечным источником света, который лежит в основе таких великих ценностей, что даже моё царствование является не более, чем слабым их отражением. — Да, это так, — ответил дервиш. — А раз так, — продолжал царь, — поскольку я знаю это и страстно желаю обучиться всем тем истинам, которые ты познал, то учи меня. Опустив голову на грудь, дервиш погрузился в глубокое раздумье. И через некоторое время промолвил: — Поскольку словами мудрость не передаётся, подождём, когда представится благоприятный момент для её передачи Дервиш каждое утро являлся ко двору, готовый служить правителю. Время шло, а правитель не получал никаких уроков. Всякий раз, завидев фигуру дервиша в залатанном халате, царь думал: «Каждый день он приходит во дворец, но упорно не желает возвращаться к нашему разговору об учении. Правда, он принимает участие во многих делах двора: разговаривает, смеётся, ест, и, по-видимому, спит. Может быть, он ждёт какого-то знака?» И вот однажды подходящая волна незримого набежала на берег возможности. Среди присутствующих в тронном зале завязалась беседа, и кто-то сказал: — Дауд из Сахиля — величайший на свете певец — остановился в нашем городе. Царь загорелся желанием услышать его. Придворный церемониймейстер отправился к певцу и объявил ему о желании царя. Дауд — царь среди певцов — ответил: — Если он желает просто увидеть меня, я приду. Но если он хочет услышать моё пение, он должен, как и все люди, ждать, пока на меня не снизойдёт вдохновение. Я превзошёл других певцов только потому, что знаю, когда следует петь и когда не следует. Зная этот секрет, каждый может стать великим. Эти слова были переданы царю, и он воскликнул: — Неужели нет средства заставить этого певца спеть для меня!? Тут дервиш вышел вперёд и сказал: — Ваше Величество, мы пойдём к этому певцу. Царь велел принести ему простую одежду горожанина и переоблачился. Вдвоём с дервишем они отправились к певцу. Оказавшись у дома певца, они постучались. Из-за двери раздался голос Дауда: — Я не пою сегодня. Идите своей дорогой. Тогда дервиш сел на ступеньку и запел любимую песню Дауда. Царь был очарован мелодичным голосом дервиша и пришёл в восторг. Но дервиш нарочно в конце песни чуть-чуть сфальшивил, так, что царь даже не заметил. Дауду захотелось поправить его. Он открыл дверь и запел. Царь и дервиш застыли в изумлении, внимая сладкозвучному пению «соловья Сахили». Когда Дауд закончил петь, царь преподнёс ему щедрый подарок. Затем, обратившись к дервишу, сказал: — О человек мудрости! Я восхищён тем, как ловко ты заставил «соловья» спеть для нас. Я хотел бы назначить тебя советником при дворе. Дервиш ответил: — Ваше Величество, Вы можете услышать песню только в том случае, если есть певец, если присутствуете Вы, и присутствует человек, который может создать условия, побуждающие певца петь. Время, место, люди и метод. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Несправедливо заключённому в тюрьме жестянщику позволили получить молитвенный коврик, сотканный его женой. Изо дня в день он простирался на нём в молитве и, спустя некоторое время, сказал своим тюремщикам: — Я беден и лишён одежды, да и вы получаете нищенскую плату. Но я — жестянщик. Принесите мне металл и инструменты, я буду делать небольшие вещицы, которые вы сможете продавать на базаре, и все мы извлечём выгоду. Стражники согласились, и вскоре и они, и жестянщик стали получать деньги, на которые покупали еду и необходимые вещи. Однажды, когда стражники подошли к камере, дверь была открыта, и узника там не было. Спустя много лет, когда невиновность жестянщика была установлена, человек, заточивший его в тюрьму, спросил, как ему удалось убежать, какое волшебство он применил. Тот ответил: — Всё дело в узоре, и в узоре внутри узора. Моя жена — ткачиха. Она нашла человека, сделавшего замок двери камеры, и взяла у него чертёж. Она выткала его на коврике в том месте, которого я касался пять раз в день, совершая молитву. Я работал с металлом, и узор показался мне похожим на устройство замка. Я придумал план изготовления вещиц, чтобы раздобыть металл для ключа, и бежал. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Однажды глаза сказали: — Какие прекрасные горы виднеются там впереди. Они высокие и голубые, как колонны во дворце шаха. Тут уши напрягли свой слух: — О каких горах вы говорите? Мы ничего не слышим. — Да горой тут и не пахнет! — возмущённо заметил нос, присоединившись к разговору. — Мы пытаемся дотронуться до горы, но ничего похожего не можем нащупать, — добавили руки. Тут глаза перевели свой взгляд на что-то другое. А все остальные начали говорить, что глаза сошли с ума, раз им такое мерещится. Неладно это, дескать, неладно. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Один тяжело больной человек как-то пришёл к врачу. Врач без труда определил, что больной безнадёжен, и решил, что тот имеет право хотя бы последние свои дни прожить в своё удовольствие, и сказал ему: — Чтобы выздороветь, ты должен ни в чём себя не стеснять, иначе твои неосуществлённые желания будут только ухудшать твоё состояние. Больной, почувствовав такую безграничную свободу, вышел от врача с радостью, предвкушая удовольствие, которое он может получить, исполняя все свои прихоти. По пути домой он увидел суфия, умывавшего своё лицо, сидя над ручьём. Увидев затылок суфия, больной почувствовал непреодолимое желание влепить ему затрещину. Вспомнив указание своего врача, он так и сделал. Суфий вскочил, чтобы разделаться с обидчиком, но, увидев, как хил и немощен больной, сдержал себя. «Ещё умрёт, если я его ударю!» — подумал суфий, но так как гнев его не прошёл, он решил привести обидчика к судье, надеясь на справедливый суд. Судья выслушал суфия и сказал ему: — Ты же не представил никаких улик, а по виду ответчика не скажешь, что он мог такое сделать. Ведь он почти мертвец! Суд над мертвецами шариатом не предусмотрен, и бороться с умирающим — это всё равно, что сражаться с тенью.  Ну как я его могу посадить на осла и провезти с позором по городу, если не уверен, что он это выдержит?! — Я что-то не понял, — удивился суфий, — выходит, это я виноват в том, что он дал мне оплеуху? Тогда судья спросил истца, богат ли он, и, узнав, что у того в кармане есть четыре медяка, сказал ему, чтобы он два из них ответчику. — Пусть ответчик купит себе хотя бы лепёшку, и когда он подкрепится и наберётся сил, может быть, его удастся осудить. Тем временем больной пристально разглядывал загривок почтенного судьи и, насмотревшись вдоволь, снова не смог сдержать своего желания и ударил его по затылку. Сделав это, он крикнул: — Теперь судья обязан присудить мне четыре медяка! Ведь он сам оценил одну затрещину в два медяка. И судье ничего не оставалось, как выполнить это требование ответчика. Месневи: Знай, погибает поздно или рано, Кто зрит приманку и не зрит капкана. Умей увидеть, если ты мудрец, Не столь начало дела, сколь конец. Того желать не надо никому, Что испытать несладко самому. Когда кому-то ты копаешь яму, Сам почему-то попадаешь в яму. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
1 2 3 4 22