Всё в нас

Центр развития возможностей человека

Притчи

  • В пыли дорожной пёс лежал без сил, А бедуин вздыхал и слёзы лил: «Я так боюсь, что жить мне станет туго, Когда лишусь единственного друга!» «О чём ты плачешь, человек прохожий?» — Спросил араба нищий странник божий. «Я плачу, путник, от своих забот — Вот пёс мой богу душу отдаёт. Мой пёс с отвагой льва и силой бычьей Мне ночью стражник был, а днём добытчик. Моя собака верная была. Со мною ласкова, с врагами зла. Она улов носила мне, бывало, И от воров меня оберегала». «Так что ж с собакой приключилось вдруг?» — «От голода, мой друг, её недуг!» — «Терпи, — сказал прохожий, — возмещенье Порой Аллах нам дарит за терпенье. Но что, скажи, о собеседник мой, В суме тяжёлой за твоей спиной?» — «Там хлеб, там мясо, там иная малость — Всё, что от ужина вчера осталось». Сказал прохожий: «Если пища есть, Так что же ты не дашь собаке есть?» Ответил бедуин: «Помилуй боже, Как пёс ни дорог мне, но пища мне дороже. Еду без платы не дают в припас, Без платы только слезы льют из глаз!» Промолвил странник: «Оглянись вокруг, Ты — пустотой наполненный бурдюк! Когда еда тебе дороже слёз, Тебя достойней твой несчастный пёс. Известно: слезы, пролитые нами, — Кровь сердца, изошедшего слезами. Лишь слёзы, что глаза твои пролили, Не стоят даже придорожной пыли!»  ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Какой-то человек, войдя в свой дом, Увидел вора, шарящего в нём. Погнался он за вором, в пот вогнал. И уж совсем он вора настигал, Но закричал в ту пору вор другой: «Эй, не беги, почтеннейший! Постой! Поди сюда, взгляни-ка — вот следы К твоим дверям крадущейся беды! Иди по ним, о добрый человек, Чтоб не утратить всё добро навек». Подумал тот: «А вдруг ко мне опять Другой злодей забрался воровать? Бегущего ловить какой мне прок? Вернусь-ка я скорей на свой порог. А вдруг забравшийся ко мне злодей Жену мою зарежет и детей! Тот муж, видать, доброжелатель мой, — Не зря советует спешить домой». «О, друг! — второго вора он спросил. — Какие ты следы ещё открыл?» А вор ответил: «Видишь три следа? Вор этот подлый убежал туда! За ним скорей, почтенный, поспешай, Чтобы не скрылся этот негодяй». — «Ах ты осёл! — несчастный завопил. — Ведь этот вор в моём жилище был, Ведь я его почти уже догнал! Ты задержал меня — и он удрал. Ты мелешь о следах какой-то вздор!.. Что мне в следах, когда вот сам он — вор?» А вор ему: «Увидя вора след, Полезным счёл я дать тебе совет». Тот вору: «Или ты совсем дурак, Иль сам ты вор. Всего вернее — так. Я догонял, почти схватил его, Ты закричал — я упустил его!»  Читать дальше
  • Однажды баран, верблюд и бык нашли на дороге охапку сена и задумались о том, как её разделить. Баран предложил своё решение этой задачи: — Если мы разделим это сено на троих, сыт не будет никто. Поэтому давайте отдадим его тому из нас, чей род древнее. Ведь сам Пророк предписал уважать старших! Так пусть же каждый из нас вспомнит, кто древней, и мы установим, чьи корни глубже уходят в прошлое. Баран остановился и, поскольку никто не выразил своего несогласия, продолжил свою речь: — Признайте же древность моего рода! Вы же знаете, что мой предок пасся с тем бараном, который Авраамом был вместо Измаила принесён в жертву Господу! — Но я древней! — закричал бык. — Я же прямой потомок того быка, которого впряг в ярмо сам Адам. Пока баран и бык бранились и спорили, верблюд взял спорную охапку сена и спокойно стал её жевать, рассудив, что он древней, потому что он крупнее и сильнее, чем те двое. «Всё решает не слова и не годы, а сила», — подумал он, доедая сено. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Один хозяин частенько поколачивал сироту, находившегося у него в услужении. Бедный сирота не понимал, за что ему такое наказание, и громко кричал и плакал. Его крики и стоны услышал некий человек и строго обратился к хозяину: — Кто тебе дал право так безжалостно истязать сироту. Побойся Бога и прекрати это безобразие! Но хозяин спокойно возразил: — Мне странно такое слышать! Ведь я бью не сироту, а дьявола, который в нём сидит и делает его таким вредным и непослушным. Думаю, что и родная мать посчитала бы это своим долгом. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Из-за разлуки с любимой Лайли Маджнун серьёзно заболел, и врач, осмотрев его, прописал ему кровопускание. Эту операцию в том селении очень искусно производил местный цирюльник, который и пришёл к Маджнуну. Но когда он наложил ему на руку жгут и приготовился вскрыть вену, Маджнун отказался от его услуг. Цирюльник очень удивился и сказал: — Неужели ты испугался? Ведь ты не боялся льва и других хищных зверей в пустыне, почему же ты теперь боишься меня? — Не боль мне страшна! Я перенесу любую боль, но я так переполнен любовью, и хоть я и Лайли сейчас далеки друг от друга и страдаем врозь, между нами всё равно нет грани, и я боюсь, что, вскрыв мне вену, ты поранишь её, мою милую. Ведь мы с ней — едины в двух телах! ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Хитрость и проделки портных известны всем, и рассказы о них часто увеселяют различные собрания. Но когда в одном из таких собраний стали рассказывать разные истории о вороватых портных, сидевший среди собравшихся славный воин из Туркестана заявил, что нет на всей земле такого портного, который мог бы его, тюрка, обмануть. Все засмеялись, но воин упорствовал и в конце концов сказал: — Хорошо! Назовите мне самого хитрого в вашем городе портного, и пусть он попробует у меня что-нибудь украсть! Предвидя потеху, ему дали адрес такого портного, и воин поспорил с собравшимися на своего скакуна, что жулик у него ничего не урежет. На следующий день воин купил отрез дорогого атласа и отправился в мастерскую этого портного и заказал ему кафтан, который бы обтягивал его плечи, а книзу расширялся, чтобы не стеснять движений в бою. Как только он переступил порог мастерской, портной стал болтать без умолку. К тому времени, когда нужно было кроить атлас, он уморил заказчика своими байками, и тот от смеха закрыл глаза. Заметив это, портной ловко отхватил кусок атласа и сунул его в ящик стола. Продолжив затем свою работу, он без конца сыпал шутками, прибаутками и весёлыми сказками, и заказчик даже задыхался от смеха, но всё равно просил портного продолжать свои рассказы. Портной же каждый раз, когда воин впадал в раж и закрывал глаза, отрезал и прятал куски принесённой им ткани. И наконец он сказал воину: — Знаешь, от моих историй обычно ничего хорошего не бывает. Вот и твой кафтан почему-то выходит тесным из-за твоего смеха! А ведь воин, которого так легко обманул портной, ещё и лишился своего скакуна! Бейт: О люди, смейтесь в меру, а иначе Весёлый смех ваш будет горше плача. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Послушай то, что слышал я стократ, В чём скрытый смысл и тайный аромат. Однажды в горы некий змеелов Пошёл, надеясь обрести улов. Тот, кто избрал в удел исканий путь, Отыщет, что искал, когда-нибудь. Пускай взыскующий найдёт, что ищет, Ибо исканье — для надежды пища. Охотник змей искал, как ищут клад, В ту пору был обильный снегопад. И вот во впадине крутого склона Ловец увидел мёртвого дракона. Искал диковинок ловитель змей, Чтоб легковерных удивлять людей. Хоть мы — цари природы, тем не мене Ничтожность нас приводит в изумленье. Сам человек себя не познаёт, За что и низвергается с высот, На нищенское рубище подчас Меняя драгоценный свой атлас. Мы змеям продолжаем удивляться, Хоть сами змеи нас, людей, боятся. Был змеелов своей удаче рад, Когда тащил диковинку в Багдад. Хоть было тело этого дракона Огромно, как дворцовая колонна. Ловец пыхтел и думал: всех людей Я удивлю находкою своей, Скажу, какие претерпел мученья, Чтоб мне щедрей давали награжденье. И он с трудом по снегу, без дорог, Свою добычу страшную волок. Однако был живым дракон, чьё тело В снегу застыло и окоченело. Ловец дракона притащил в Багдад, И каждый был взглянуть на чудо рад. Во многолюдном городе Багдаде Все удивлялись, на дракона глядя. Все говорили: «Вот какое чудо Отважный муж принёс бог весть откуда!» На чудище смотреть со всех концов Текли к базару сонмища глупцов. Чтоб зреть диковинку, валил народ И змеелову приносил доход. И чернь, и знать, и все, кому не лень, Крича, бежали, словно в Судный день, Туда, где замертво дракон лежал Под грудою ковров и покрывал. Ловец, однако, не был простоватым, Дракона крепким окрутил канатом. Дракон лежал недвижный и слепой, Меж тем вставало солнце над толпой. Оно взошло на небе и пригрело Огромное диковинное тело. И шевельнулась, злость в себе тая, Казавшаяся мёртвою змея. Тут люди, видя, что пришла беда, Стеная, побежали кто куда. Всё на пути сметали с перепуга, Топтали и калечили друг друга. И думал сам охотник, сбитый с ног: «Что я себе на горе приволок?» Он был как та овца с незрячим оком, Что волка разбудила ненароком. И проглотил дракон живую плоть, Что так искусно сотворил господь. И кости всех, которых проглотил, Змей, вкруг столба обвившись, измельчил. Во льду несчастий, как дракона тело, Тщета души твоей окаменела. Лёд горестей или иное зло Твоим страстям полезней, чем тепло. Дракон страстей не страшен, спит покуда, Покуда спит он, нам не будет худа. И ты не пробуждай его теплом, Чтобы весь век не каяться потом.  ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Одна красавица как-то сказала своему возлюбленному: — Ты много ездил по свету! Скажи мне, какая из стран, где ты побывал, самая лучшая? — Из всех стран лучшим я считаю тот край, где мы с тобою рядом, и если мы с тобой вдруг окажемся на кладбище среди могил, мне будет мил даже могильный камень. Ведь для той, которая любила Иосифа Прекрасного, даже тюрьма, в которую был заключён её любимый, казалась раем. Так что даже из двух миров я бы выбрал тот, где нам будет суждено быть вместе! ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Когда-то в Казвине была большая мода на татуировки. Люди выкалывали на своих руках, плечах и спинах изображения барсов, пантер и других могучих зверей. Выполнял эти татуировки некий банщик, и однажды к нему явился один казвинец и сказал, что он хочет украсить себя рисунком. — Что же мне выколоть на тебе и где? — спросил банщик. — Укрась мою плоть изображением царя зверей, — отвечал заказчик. — Я родился под созвездием Льва и хочу теперь с твоей помощью сам превратиться в льва, поэтому не жалей своей синей краски, банщик! — Где же всё-таки мне делать выколку? — не унимался банщик. — Выколи мне льва на спине, и я буду храбр и вынослив, как лев, и в застолье, и на поле брани. Когда же банщик вонзил в спину казвинца свою первую иглу, тот вздрогнул и закричал от боли: — Что ты там колешь, банщик? — Изображаю льва, как ты хотел, — отвечал банщик. — А с какой части льва ты начал его изображение? — спросил казвинец. — С хвоста, — был ему ответ. Тогда казвинец сказал: — Начни с более существенных частей льва. Мой лев обойдётся без хвоста. Выслушав его, банщик снова вонзил ему в спину свою иглу. — А теперь что ты делаешь? — снова спросил казвинец. — Теперь я изображаю львиное ухо, — отвечал банщик. — Моему льву не нужен слух, — я сам буду слушать за него. А раз не нужен слух, то не нужно и ухо, — вскричал казвинец, а когда в его спину вонзилась следующая игла, в отчаянии спросил: — Что же ты вытворяешь сейчас? Отчего мне так больно? — Выкалываю живот льва, половина его уже готова, — ответил банщик. — Зачем живот тому, кто никогда ничего не будет есть? — взвыл казвинец. Тут уже вышел из себя банщик. — Где ты видел царя зверей без хвоста, без уха и без брюха? Таких уродов ещё не создал Господь. Ты, видимо, просто не в силах терпеть боль, но не в моей власти избавить тебя от той боли, без которой нельзя нанести какой-нибудь узор! — сказал он. Если человек твёрдо решил идти к своей цели, ему следует приучить своё тело к уколам и лишениям. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
  • Лягушка как-то увидела из своего болота гуляющего на берегу хомяка. Хомяк тоже обратил внимание на лягушку, и они полюбили друг друга, хоть один из них жил на суше, а другая — в воде. Они стали часто проводить время вместе: хомяк сидел на берегу и что-то урчал, а лягушка подплывала к нему по воде и радостно квакала. Однако хомяку этих встреч было мало. Ему хотелось всё время быть вместе с лягушкой и знать, что она делает, а часто получалось так, что он выходил на берег и звал её, а она в это время была в дальней части болота и не слышала его призывов. Сам же он залезть в воду и поплыть, чтобы её разыскать, не мог. Поэтому он ей однажды предложил: — Давай найдём длинную бечёвку и привяжем мою лапу к твоей. Тогда мы в любое время сможем подавать друг другу знаки. Это предложение насторожило лягушку. Она предчувствовала, что добром такая затея не может кончиться, но любовь оказалась сильнее, и она согласилась. Поначалу всё шло хорошо, и влюблённые всё время чувствовали себя вместе. Но как-то пролетавший мимо сокол нарушил эту идиллию: увидев на берегу болота хомяка, он камнем упал вниз и, схватив своими когтями хомяка, взмыл с ним в небо. Однако вместе с хомяком взлетела и привязанная к нему лягушка. Глядя на неё, народ удивлялся, считая, что соколы начали ловить лягушек. Лягушка же, взлетая ввысь, сокрушалась по поводу того, что она согласилась связать себя с хомяком, не вняв своим нехорошим предчувствиям. Бейт: И повторю я вновь в который раз: Друзей ищите, что достойны вас. ВСЕ ПРИТЧИ Читать дальше
1 2 3 4 5 22